• 1 EUR = 27.74 грн.
  • 1 USD = 25.77 грн.
  • Пят 9.12.2016

Статьи

Бизнес в Японии - 90 часов в неделю и никаких стартапов

Бизнес в Японии - 90 часов в неделю и никаких стартапов
Бизнес и инновации

Патрик Маккензи

Работодатель — это царь и бог

В жизни японца главную роль играют только одни отношения — это отношения с работодателем, пишет предприниматель Патрик Маккензи: «Если вы сможете это понять, то многие вещи (например такие, как трудности с наймом персонала в японские стартапы) для вас станут очевидными».

Японская экономика на треть состоит из государственного сектора, и на две трети из частного, который представлен в основном крупными корпорациями. Именно там работает больше всего «служащих», которые отличаются от других категорий сотрудников тем, что с ними заключен фактически бессрочный трудовой договор и они работают на одну компанию до пенсии, пишет Маккензи.

«Это самая престижная категория работников в Японии. С другими сотрудниками заключаются срочные трудовые договоры, и они могут быть уволены в любой момент. В корпорации есть еще незамужние женщины — но их постоянно принуждают выйти замуж или уйти в декрет», — рассказывает он.

Отношения между работодателем и сотрудником проще всего представить так: «Ты отдаешь нам свое тело и душу, но взамен мы защищаем тебя от всех рисков»

Поэтому служащие посвящают компании всю свою жизнь. Во-первых, они работают по 90 часов в неделю, или добровольно уезжают в долгосрочные командировки: «Начальник может запросто сказать: "С завтрашнего дня ты на три года отправляешься в наш иностранный филиал. Жену и детей брать не разрешается". И человек беспрекословно подчинится», — поясняет Маккензи.

Кроме того, руководство компании может дать сотруднику любое задание, вне зависимости от его компетенции. Маккензи рассказывает о новичке, у которого была степень в области истории искусств, а его назначили на должность Java-разработчика: «Японские руководители считают, что сотрудников можно научить любым вещам. Конечно, обучение может занять десять лет и хорошим специалистом станет только каждый четвертый, но именно поэтому за один раз нанимают сто человек и они работают на компанию по 45 лет».

В том случае, если сотрудник не справляется со своими должностными обязанностями, его все равно повысят в срок, вместе с теми людьми, с которыми он устраивался в компанию. Однако на новой должности он будет делать либо легкую монотонную работу, либо попадет в «отдел неудачников»: «Это последняя ступень перед увольнением. Например, человек попадает в команду, которая срывает все сроки и заслуживает порицание коллег, а для японца его статус стоит даже выше зарплаты».

Средняя зарплата технического специалиста в Токио составляет $30-60 тысяч в год и зависит от возраста сотрудника: «В сфере финансов зарплаты выше, но все равно в Америке с оплатой труда дела обстоят лучше. В Кремниевой долине я получал бы $120-160 тысяч, и мой оклад рос гораздо быстрее», — поясняет Маккензи.

 

В Японии, в отличии от США, не принято выплачивать большие бонусы и назначать высокие оклады, пишет Маккензи: «В Америке социальный статус человека определяется деньгами. В Японии он зависит от одобрения коллег и начальства. Человеку дают объем работы. Если он справляется — получает повышение в срок, нематериальные бонусы и одобрение других служащих корпорации».

Одним из способов продемонстрировать преданность является сверхурочная работа. В некоторых компаниях она оплачивается, в некоторых — нет. В компании автора платили полуторный оклад за работу с конца рабочего дня до полуночи. После часа ночи выплачивался тройной оклад.

«К тебе никто не придет и не скажет: "Парень, задержись сегодня до трех утра, нам нужно сделать одну вещь. Но завтра разрешаю тебе уйти пораньше, часов в шесть вечера". С первых дней в корпорации сотрудникам прививается страх подвести команду. Поэтому ты не покинешь рабочее место до тех пор, пока домой не уйдет твой босс», — рассказывает Маккензи.

При этом проведенное на работе время никак не влияет на продуктивность, пишет автор: «Это нормально, если пять сотрудников будут совещаться целых шесть часов о том, как им назвать кнопку — "Подписаться"» или "Подписаться на рассылку"».

Обычно компания предлагает сотрудникам от 12 до 18 отпускных дней в год, в счет которых они могут взять больничный, однако служащие предпочитают брать не более пяти дней, с учетом государственных праздников. «Кроме того компания дает два выходных дня на медовый месяц, еще два — в случае кончины родителей, и день — в случае гибели супруги», — поясняет Маккензи.

Обязанность руководителей — следить и за личной жизнью сотрудников. В том случае, если подчиненный не женат, руководитель попытается свести его с незамужней сотрудницей. По словам Маккензи, большинство девушек в корпорациях не замужем, потому что обычно они увольняются сразу же после свадьбы.

Вам кажется, будто руководитель говорит одной девушке из офиса: «Послушай, тебе скоро тридцать, а ты все еще не замужем. К тому же я слышал, что ты встречаешься с молодым человеком из другой компании. Я бы на твоем месте подумал о смене работы». Антидискриминационные законы в Японии так же суровы, как и в США. Но вы наверняка сделаете вид, что вам послышалось, ведь вы хороший служащий и не хотите, чтобы корпорация попала в беду.

— Патрик Маккензи

Также, по словам Маккензи, корпорация берет на себя решение проблем с арендаторами жилья сотрудников, выступает посредником в общении с представителями власти и помогает наладить досуг. Например, после рабочего дня руководитель может настоять на том, чтобы его подчиненный пошел с ним вместе в ресторан: «Вам нравится гольф или караоке? Это здорово, потому что вам посоветуют подружиться с другим сотрудником, которому это тоже по душе. Коллеги придут к вам, если вы попадете в больницу или на похороны близких. Кроме того, босс обязательно произнесет на вашей свадьбе длинную речь, перечисляя ваши достижения. В конце концов, работа — это же тоже ваша семья».

Также работодатели негативно относятся к увольнениям сотрудников и отказывают в полноценном трудоустройстве тем, кто решил бросить одну корпорацию ради другой, пишет автор: «Таких людей немного, ведь все знают, что увольнение по собственному желанию — это тяжкий грех для любого служащего, который приводит к потере социального статуса».

Стартап в Японии — максимально рискованное предприятие

«То, как к вам относятся другие японцы, зависит от ваших отношений с работодателем, поэтому если кто-то захочет иметь с вами дело, то он первым делом обратится к вашему начальнику. Если вы предприниматель или работаете в компании, о которой никто не слышал, то это сильно ударит по вашей жизни, а работа в элитной корпорации наоборот, дает массу преимуществ», — утверждает Маккензи.

В качестве примера он приводит две сферы, где основателям ИТ-компаний после ухода из корпорации становится особенно тяжело.

Поиск жилья

В Японии при заключении договора аренды требуется поручитель. Поручителями молодых японских специалистов чаще всего выступают родители. Родители Маккензи жили в США и ничем не могли ему помочь. «Об этой ситуации узнал руководитель высокого ранга и сказал моему начальнику: "Танака, это твой подчиненный. Позаботься о нем", и тот выступил моим поручителем».

Когда спустя несколько лет Маккензи уволился из компании и сообщил об этом арендодателю, ему тут же сказали освободить помещение: «Я получал $50 тысяч ежегодно и мог платить $400 в месяц за квартиру. Тем более, что я был хорошем жильцом и не причинял собственникам беспокойства. Но в японском обществе тот, кто работает на себя, всего на пол-ступени выше, чем бездомный проходимец», — пишет он.

Отношения

Японские девушки (а также их родители) предпочитают кандидатов со стабильным заработком, то есть служащих корпораций, пишет Маккензи: «Мне повезло, что моя девушка была не такой консервативной и согласилась выйти замуж мало того, что за иностранца, так еще и за предпринимателя. Но на первое знакомство с ее матерью мне пришлось принести резюме и налоговую декларацию, и она явно не одобряла наши отношения. Но потом мы поладили».

Друзья моей девушки говорили ей: «Он иностранец, часто бывает за границей, говорит по-испански, не работает в компании и прилично зарабатывает. Он что, наркоторговец?».

— Патрик Маккензи

Из-за давления родителей и общества многие молодые японцы не хотят открывать собственные ИТ-компании или работать в стартапе. Жена одного из разработчиков Маккензи, который работал в корпорации, но в свободное время делал для него проекты, положила этому конец, пишет автор: «И хотя в той компании были не против таких подработок, она все равно боялась, что ее супруга уволят».

Когда те, кто хочет открыть свое дело, обращаются ко мне за советом, то их волнует не то, как получить инвестиции или найти клиентов, а то, как сказать семье о своем решении.

Автор советует им преподнести свою предпринимательскую деятельность, как условия для устройства в корпорацию: «Google же тоже корпорация, правильно? Поэтому я предлагаю им сказать, что в японском офисе компании очень много американцев, а они очень странные ребята и устраивают на работу только тех, кто приходит со своими проектами. В конце концов, Google почти так же хорош, как Sony, и платят там в два раза больше. И там точно также дают статус служащего».

Как ищут сотрудников японские стартапы

Поскольку служащие после увольнения не могут заново устроиться на работу в корпорацию с сохранением прежнего статуса, предпринимателям приходится нанимать других специалистов, пишет Маккензи.

Женщины

Многие женщины с высшим образованием не могут получить работу в корпорациях из-за дискриминации, пишет Маккензи: «Поэтому они предпочитают устраиваться в стартапы, где нет такого давления со стороны мужчин».

Иностранцы

По словам автора, иностранцы могут устроиться служащими в корпорацию, но это сложно: «Кроме того, иностранцев здесь все считают преподавателями английского языка, вне зависимости от их рода деятельности. Им трудно привыкнуть к местным порядкам и встроиться в систему. Но если они по какой-то причине хотят жить в Японии, то для них работа в стартапе — это лучшая возможность трудоустройства».

«Неподошедшие»

Не всем японцам нравится работать в корпорациях. У некоторых нет университетской степени, кто-то выгорает, кто-то не любит подчиняться. «Кроме того, некоторые слишком много времени провели за границей и в корпорациях их считают слишком "чужими"», — рассказывает Маккензи.

Один предприниматель как-то сказал мне, что устраивает к себе только «лишних»: «Меня интересуют любители аниме, корейцы, иностранцы, те, кто вылетели из университетов. Я найму любого, кто умеет работать. Все вы — выгодное приобретение».

— Патрик Маккензи

Состояние веб-технологий в Японии

Нанять японцев в стартап сложно и потому, что большинство инженеров трудятся в крупных корпорациях, где не используется современное программное обеспечением для веб-технологий. «В городе Нагоя есть тысячи человек которые могут написать прекрасный ассемблерный код. Это будет самый чистый и надежный код из всех, что вы видели, но разработку веб-приложения можно доверить только паре десятков человек. В Токио их чуть больше, но все равно недостаточно много», — пишет Маккензи.

Что касается мобильных и веб-приложений, то среднестатистический японский разработчик отстает на пять-десять лет от американского. В 2010 году я был Javascript-разработчиком и отвечал за клиентскую часть B2B-приложения. Не могу сказать, что я ощущал себя профессионалом, но по местным меркам был звездой. Когда я увольнялся, то мой начальник на полном серьезе сказал: «Как жаль, что с его уходом мы потеряем доступ к передовым американским технологиям разработки».

— Патрик Маккензи

Похожая ситуация возникает в области UX, веб-дизайна и A/B-тестирования, рассказывает Маккензи: «Лучшие приложения, которые были созданы в 2014 году по функциональности напоминают Facebook версии 1.0. Это связано с тем, что большинство японцев используют мобильные устройства, и до появления iPhone разработчики делали приложения для местных мобильных платформ, которые обладали ограниченными возможностями».

Доступ к денежным средствам

По словам автора, Япония — это очень богатая страна, где благодаря монетарной политике существует большое количество свободных денежных средств, которые можно инвестировать в развитие стартапов. Однако новым ИТ-компаниям сложно получить капитал.

Местные венчурные фонды связаны с корпорациями. Они инвестируют в проекты своих сотрудников, у которых за плечами тридцать лет стажа и идея нового продукта для своей компании.

— Патрик Маккензи

«Когда на пороге венчурных фондов оказываются 22-летние юнцы и просят денег, им обычно говорят: "Приходите, когда у вас будет достаточно связей, чтобы продать ваш продукт одной из корпораций. Сейчас ничем не можем помочь"», — продолжает автор.

В стране также сложно привлечь ангельские инвестиции, потому что в Японии не развита культура IPO, пишет Маккензи: «В США находились тысячи богатых людей, желающих приобрести акции, Google, Facebook, Groupon и других компаний. В Японии IPO происходят крайне редко, и ценные бумаги обычно распределяются среди руководства. Поэтому здесь очень мало людей могут дать стартапу даже $25 тысяч долларов».

Когда я рассказываю местным друзьям о том, что компания из Сент-Луиса получила $250 тысяч ангельских инвестиции в обмен на 10%, они удивляются: «Зачем им столько? Разве они не могли взять $200 тысяч? Да, Сент-Луис, наверное, создан из денег»

Проблемы возникают и с кредитованием. Банки отказываются выдавать займы ИТ-компаниям, потому что те не вполне соответствуют условиям, пишет Маккензи: «Если человек хочет открыть парикмахерскую, то банк выдаст ему $800 тысяч под залог недвижимости. Когда я пытался занять денег на стартап в банке, где обслуживался 10 лет и обладал незапятнанной кредитной историей, мне щедро предложили открыть кредитную линию на $3 тысячи».

похожие публикации
КОММЕНТАРИИ К ПУБЛИКАЦИИ
САМОЕ СВЕЖЕЕ
полезная информация
Новости шоубизнеса от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Расписание кинотеатра Cinema Citi