• 1 EUR = 27.56 грн.
  • 1 USD = 25.90 грн.
  • Воск 4.12.2016

Статьи

Google против Facebook. История одной войны

Google против Facebook. История одной войны
Бизнес и инновации

«Марк Цукерберг — гений. Но не такой, каким он изображён в фильме "Социальная сеть" (аутичным гением с одной лишь способностью). И я бы не сказал, что он гений в разработке продуктов, каким был Стив Джобс. Любому, кто сделал бы такое заявление, пришлось бы объяснять все продуктовые провалы Facebook — например, сделанную в 2012 году ставку на HTML5, или самую первую версию социальной сети, которая представляла собой базу студентов одного колледжа, или приложение Paper», — пишет бывший работник Facebook и автор книги Chaos Monkeys Антонио Гарсиа Мартинес.

«Нет. Я говорю о том, что он гений в классическом понимании этого слова. В нём есть природная сила, которая питает и направляет его, очерчивает круг его знакомых, и заставляет его друзей тоже расти над собой, — продолжает Маркес. — Как Наполеон он ведёт за собой народ, который верит в его видение, пусть и безумное. Цукерберг фактически основал новую религию. Все ранние сотрудники социальной сети смогут назвать момент, когда они поняли, что Facebook — не очередной клон MySpace, а нечто большее, — и у каждого из них он свой».

Помимо религии, пишет автор заметки, Цукерберг создал культуру. Разработчики в компании заняли особое положение. В Кремниевой долине и до этого существовали компании, ставившие своих инженеров превыше всего, но Facebook, по словам Мартинеса, «вывела разработчиков на новый уровень». «До тех пор, пока вы пишете код, и ничего не ломается (по крайней мере, не ломается слишком часто), вы можете купаться в золоте», — объясняет автор заметки.

Атмосферу в компании Мартинес описывает с помощью истории, которая произошла в Facebook в период становления компании в 2005 году. Студент Крис Путнам запустил вирус, который распространялся от профиля к профилю среди пользователей Facebook и превращал страницы в социальной сети в похожие на страницы в MySpace. Компания не стала обращаться в правоохранительные органы, а разыскала хакера самостоятельно и предложила ему пройти собеседование в Facebook, куда его затем приняли на работу.

Отношение, присущее пиратам: если ты можешь что-то сделать, и быстро, то никого не волнует, как именно ты это сделаешь.

«Компания была полна 23-летних детей, которые работали по 14 часов в день, отвлекаясь только на завтрак, обед и ужин, а иногда и ночевали в офисе Facebook. Даже в день, когда социальная сеть вышла на IPO, в восемь часов вечера офис был забит работниками, трудящимися за своими компьютерами», — замечает бывший сотрудник компании.

Циники, пишет Мартинес, считают, что слова Цукерберга об объединении всего мира — сентиментальная болтовня, а критики полагают, что Facebook делает всё ради денег.

«И те, и другие ошибаются, — заключает он. — Компания полна истинных верующих, которые действительно занимаются всем этим не ради денег и которые действительно не остановятся, пока каждый житель планеты не будет подключен к социальной сети. Если вы подумаете об этом, то это звучит страшнее, чем обычная жадность. Жадного человека всегда можно подкупить, а его поведение вполне предсказуемо. Но истинный фанатик достигнет своей цели любой ценой».

 

Это и есть Марк Эллиот Цукерберг и его последователи.

В 2011 году корпорация Google представила собственного конкурента Facebook — социальную сеть Google+. Сервис оказался интегрирован с другими продуктами ИТ-компании — YouTube, Gmail и так далее. Google+ была призвана связать все аккаунты пользователя воедино.

«Социальная сеть оказалась достаточно хороша, в каком-то смысле она даже превосходила Facebook. Инструмент для загрузки и обмена фотографиями был больше заточен для фотографов, а дизайн соцсети отличался простотой и минималистичностью. Кроме того, в Google+ не было рекламы — корпорация могла развивать социальную сеть на средства, полученные с продажи рекламы в AdWords. Тактика беспощадного монополиста», — пишет Мартинес.

Как отмечает автор книги, выпуск собственной социальной сети стал неожиданным решением со стороны руководства Google. «До этого компания всегда смотрела на Facebook с некоторым пренебрежением. Google была монополистом и чувствовала себя неприкасаемой. Но сотрудники продолжали уходить из поискового гиганта в социальную сеть, и начальство занервничало».

Запустив Google Plus, ИТ-гигант впервые столкнулся с Facebook открыто. И Марк Цукерберг, говорит Мартинес, воспринял угрозу серьёзно. Впервые в истории социальной сети он объявил положение Lockdown — по объяснениям бывшего сотрудника, во время Lockdown ни один сотрудник не мог покинуть здание Facebook, пока угроза не будет повержена.

В день, когда Google запустила свою социальную сеть, в 13:45 все сотрудники Facebook получили электронное письмо с просьбой собраться вокруг неонового знака Lockdown, который теперь оказался включенным.

Цукерберг произнёс быструю речь. По словам сотрудников, его взгляд в тот момент напоминал взгляд психопата. «Основатель Facebook объявил: Google запустила конкурирующий сервис, и отныне все пользователи, которые получит одна социальная сеть, будут считаться потерянными другой; сумма всегда останется нулевой. Нам предстояло рассмотреть несколько изменений в свете появления нового конкурента, а пока от нас требовалось улучшать производительность, пользовательский опыт и надёжность сайта».

«Основатель Facebook закончил с банальными тезисами и перешёл к собственным воспоминаниям об обучении в Гарварде. Он упомянул римского оратора, который окончил своё выступление фразой "Карфаген должен быть разрушен". "Почему-то сейчас мне пришли в голову эти слова", — заключил он, и рабочее пространство накрыла волна смеха», — пишет Мартинес. «Выступление закончилось овациями. Потрясающий спектакль».

Одно из подразделений Facebook тут же занялось подготовкой постеров с лозунгом «Карфаген должен быть разрушен», рассказывает бывший сотрудник социальной сети. Плакаты разошлись по всему кампусу. Руководство компании тем времен объявило о том, что кафе в офисе будут работать по выходным, также планировалось пустить субботние и воскресные челноки для сотрудников из Пало-Альто и Сан-Франциско. Любой сотрудник должен был по возможности находиться на своём рабочем месте. Семьи работников приглашали посещать кампус на выходных, чтобы дети могли повидаться со своими родителями.

Каждая команда в Facebook занималась своими задачами. Перед дизайнерами стояла задача сделать так, чтобы сайт Facebook не выглядел как «монстр Франкенштейна социальных медиа». Сотрудники рекламного подразделения, пишет Мартинес, также работали всю неделю, но скорее из солидарности с остальными. Другие работники препарировали Google Plus. «Я видел, как Марк Цукерберг беседовал с директором по продукту Полом Адамсом, который перешёл в Facebook из команды Google Plus. Теперь, когда социальная сеть была запущена, его больше не сдерживало NDA, и он делился собственными соображениями о сервисе. Мы находились в состоянии войны».

Я решил провести небольшую разведку и в воскресенье утром направился мимо офиса Facebook в Маунтин-Вью, к кампусу Google. Я и раньше бывал в офисе компании, так что знал, где находится отдел разработки, и проехал прямо к нему. 
Парковка была полностью пустой. 
Тогда я вернулся к офису Facebook, и здесь мне пришлось буквально выискивать место, где я мог бы припарковать автомобиль. 
Было ясно, какая из двух компаний, бьётся на смерть. Карфаген должен быть разрушен!

— Антонио Гарсиа Мартинес

Как отмечает Мартинес, ещё до запуска социальной сети Google создала вокруг него шумиху в технологической отрасли. В СМИ появилась информация о том, что компания бросила силы из всех подразделений на разработку нового сервиса. Уже после запуска Google+ — в сентябре 2012 года — компания поделилась статистикой использования сервиса. По словам представителей Google, на тот момент в социальной сети зарегистрировались 400 миллионов пользователей, и 100 миллионов из них являлись активными пользователями Google+.

На тот момент Facebook не достигла даже миллиарда активных пользователей, а на то, чтобы привлечь 100 миллионов у компании ушло четыре года. Google+ понадобился год.

«Паника внутри Facebook нарастала, хотя, как мы вскоре выясним, цифры не совсем точно отражали текущую ситуацию», — замечает Мартинес.

«Не так уж нелепо считать, что Google действительно может привлечь такую аудиторию в такие короткие сроки, так что индустрия восприняла представленную статистику всерьёз. Однако вскоре все поняли, что корпорация подменивает понятия. В реальности мало кто из посетителей использовал функции социальной сети. Сотрудники Google обманывали сами себя, и конец можно было считать предопределенным», — рассказывает он.

Google не могла выбрать лицо социальной сети более совершенное, чем Вик Гундотра — бывший топ-менеджер Microsoft, который нашептал Ларри Пейджу, что ИТ-гиганту необходима социальная сеть.

В публичных выступлениях Гундотра либо не упоминал Facebook вовсе, либо высказывался о конкуренте пренебрежительно. «Сети нужны для нетворкинга, — говорил он, — а "Круги" — для важных вам людей». «Его не смущал тот факт, что "Круги" были бесстыдно скопированы со "Списков" Facebook, и любое его выступление только сильнее раздражало сотрудников социальной сети», — замечает автор книги. «Вика ненавидели в компании, и любой его выпад в сторону Facebook многие воспринимали как личное оскорбление. Когда кто-то публиковал во внутренних группах ссылку на его очередное выступление, в Facebook словно устраивались двухминутки ненависти».

В апреле 2014 года, когда Гундотра объявил о своей отставке, пишет Мартинес, сотрудники Facebook ликовали — хотя война уже себя исчерпала. «Генерал был повержен. Google отказалась от своих амбиций в области социальных сетей и превратила свой сервис в платформу. Facebook победила».

похожие публикации
КОММЕНТАРИИ К ПУБЛИКАЦИИ
САМОЕ СВЕЖЕЕ
полезная информация
Новости шоубизнеса от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Расписание кинотеатра Cinema Citi