Все началось в мае 2016 года, когда я решила переехать из Далласа в Кремниевую долину. На сайте Angel.co я увидела вакансию компании X: им требовался директор по маркетингу. Вскоре я получила приглашение на собеседование с техническим директором. Потом он позвонил мне и попросил завтра же прилететь в город Санта-Клара. Я засомневалась и уточнила, кто будет оплачивать поездку? Тогда он заверил меня, что все расходы будут компенсированы позднее.

Тревожные знаки

Я нервничала, но забронировала билеты. В конце концов, я успокоилась. На Angel.co сидят серьезные инвесторы и стартапы — не может же резидент этого сайта меня одурачить. На следующий день я уже была в офисе компании. Я познакомилась с руководителями и с командой разработчиков — тогда их было 8 человек.

Руководителя компании звали Майкл ( здесь и далее автор приводит вымышленные имена — прим.перев.). Он представился инвестором, миллионером и бывшим аналитиком JPMorgan. Кроме того, он сообщил, что возглавляет международную бизнес-группу, которая занимается добычей и глубинным анализом данных.

Технического директора звали Чарли. Он основал свою первую компанию сразу же после университета, продал ее несколько лет назад и ушел работать в IBM. Оба руководителя больше рассказывали о себе, чем о своем продукте. Тем не менее, я решила, что у них ценная идея, и они не хотят рассказывать о ней первой встречной.

Они пообещали, что я получу четыре миллиона на маркетинговый бюджет и абсолютную свободу в подборе своей команды

Они казались ветеранами бизнеса и внушали доверие. Но затем Чарли сказал нечто такое, что потом еще часто всплывало в моей памяти. Я спросила его, назначается ли в их компании испытательный срок для новых сотрудников (на моих прежних местах работы это была стандартная практика), а он ответил: «Нет, мне это не нужно. Я нанимаю быстро. И увольняю — тоже». Не знаю, какая часть этой фразы заставила меня задуматься больше.

Тревожный знак №1: Если на собеседовании работодатель открыто говорит, что быстро нанимает и быстро увольняет, поверьте ему на слово и идите дальше

После собеседования мы пообедали вместе с остальными сотрудниками. Руководители попросили меня к следующей встрече представить маркетинговый план, и я улетела обратно. На следующей неделе я получила компенсацию за перелет. После того, как маркетинговый план был готов, мне предложили работу. Однако нам пришлось заново обговаривать и переписывать соглашение о найме несколько раз (у меня возникло ощущение, что его составлял человек без HR-опыта).

В конце концов, мы договорились, что я буду получать $135 тысяч в год, у меня будет доля в компании и бонус в первый месяц: $10 тысяч на покрытие расходов, связанных с переездом. Кроме того, мне пообещали трехмесячное выходное пособие, если меня понизят в должности, сократят зарплату, перенесут офис более чем на 50 миль от места моего проживания, компания прекратит существование или сменит целевой рынок.

 

Предложение внушало доверие, и я подписала соглашение. Затем я отправилась на две недели в запланированную поездку по Японии. 

Тревожный знак №2: Если все идет слишком хорошо, то стоит насторожиться

Мой новый руководитель знал, что я в отпуске, но все равно дал мне поручение. Он попросил меня за несколько дней разработать стратегию привлечения пользователей. Я смутилась, но желание произвести хорошее впечатление было выше, и я взяла себя в руки. У меня с собой не было ноутбука или компьютера, поэтому я написала все от руки и вернувшись домой подготовила все необходимые документы.

Помимо стратегии я предложила варианты нового названия и логотипа компании, поскольку прежний был плох с точки зрения поисковой оптимизации. Стартап разрабатывал новую платформу для найма сотрудников, и моей первоочередной задачей было создание бренда. Позднее я узнала, что потратила время впустую. Оказалось, что у компании никогда не было лишних четырех миллионов на маркетинговый бюджет, а я в своих расчетах исходила именно из этой суммы.

Тревожный знак №3: Некоторым людям только дай палец: откусят всю руку. Они постоянно будут проверять ваш предел и думать о том, как бы еще вас использовать

Моим первым рабочим днем стало 5 июля. Я зашла в офис и увидела 17 сотрудников: в период с июня по июль компания наняла еще 9 человек. В том числе и менеджера по ведению соцсетей, хотя кандидатуру этого специалиста должен утверждать директор по маркетингу, то есть я. Сотрудницу звали Джессика. До моего приезда она занималась вопросами маркетинга, и что удивительно — на сайте и на страницах проекта в социальных сетях она называла себя директором по маркетингу.

Тревожный знак №4: Если ваших прямых подчиненных нанимают без вашего ведома, то они могут оказаться недостаточно компетентными сотрудниками или будут пытаться вас подсидеть

Также в нашей компании было 8 молодых разработчиков-китайцев, которые недостаток опыта компенсировали желанием учиться. А еще у нас появилось три новых члена в отделе по работе с клиентами. С одним из них (назовем его Брюс), мы быстро подружились, и он рассказал мне любопытную историю. Как оказалось, он и два его друга работали в другом стартапе, но на одном этаже с нашей компанией. И они подружились с моим боссом — Майклом. Он всегда мечтал работать вместе с друзьями и специально для них придумал новые должности и взял к себе на работу.

Тревожный знак №5: Если при найме ваш руководитель руководствуется не опытом и квалификацией сотрудника, а иными факторами, то у вас плохой лидер

Оставшуюся часть недели я пыталась понять наш продукт, наши цели и задачи. Сооснователи хотели создать новую платформу для поиска работы по платным подпискам, объединив LinkedIn и сервис для управления финансами Credit Karma. В качестве прямых конкурентов они рассматривали Indeed, CareerBuilder, Angel.co, Zip Recruiter, и, конечно же — LinkedIn.

Монетизировать проект планировалось за счет продажи подписок работодателям, рекрутерам и соискателям.

Изучив продукт, я поняла, что он не отличается от конкурентов, и я не могу зацепиться за его особенности. А если так, то зачем кому-то платить за то, что он может бесплатно сделать в другом месте?

Затем я попросила сооснователей устроить совещание и предложила каждому озвучить собственное видение проекта. Так у меня появилась понимание общей стратегии маркетинга и развития бренда. Сперва нам нужно было сменить имя. Я предлагала варианты, но в итоге все равно победил выбор Чарли. Только на это у нас ушло две недели, а руководители поставили цель — запустить бета-версию платформы через три месяца, к октябрю 2016 года.

Тревожный знак №6: Продукт готов только тогда, когда ты можешь рассказать аудитории захватывающую историю

На следующей неделе я попросила Майкла и Чарли взять меня с собой на встречу с потенциальными инвесторами. Мне было любопытно, зачем нужны эти встречи, если у нас уже есть деньги.

Когда первый инвестор попросил сооснователей рассказать ему о продукте, то вместо этого они полчаса рассказывали о своем опыте, навыках и связях. Потом терпение инвестора лопнуло и он задал главный вопрос.

Он поинтересовался, во сколько нам обходится содержание 20 сотрудников и какова прибыль компании? Тогда я усвоила важный урок: скорость сжигания ресурсов имеет для инвестора первостепенное значение.

Другой вопрос тоже попал в цель: «В чем вы видите конкурентное преимущество компании и за счет чего собираетесь перевернуть рынок?». Встреча со вторым инвестором прошла в том же ключе.

Тревожный знак №7: Если основатели вашей компании акцентируют внимание на себе, то, вероятно, они пытаются скрыть уязвимости бизнеса

Мои отношения с Джессикой начали ухудшаться. Вопреки моим советам и рекомендациям, она продолжала публиковать мемы с Губкой Бобом на странице нашей компании в Facebook и заниматься гонзо-копирайтингом, оставляя в текстах многочисленные ошибки и опечатки.

Я не знаю, в какой момент сооснователи начали беспокоиться о деньгах. Я думаю, что они все знали заранее, еще в июле, но рассчитывали на поддержку потенциальных инвесторов.

Майкл ежедневно заказывал обед для всех сотрудников, а иногда и ужин, если мы засиживались допоздна, или работали в выходные. Сооснователи пользовались частной авиакомпанией SurfAir — в особенности Чарли. Он еженедельно летал домой, в Южную Калифорнию. Но потом они отказались от их услуг. Нам все казалось нормальным до тех пор, пока не начались перебои с зарплатой.

20 июля чеки получили только Джессика, Том (наш новый менеджер проекта) и я. При этом мне не выплатили обещанный бонус, а когда я спросила об этом — пообещали выплатить его со следующей зарплатой. Другие сотрудники не получили ничего.

Я никогда не получала зарплату по бумажным чекам и на всякий случай попросила платежную квитанцию. Чарли ответил, что пока компания окончательно не перейдет на Gusto — новую систему организации бухгалтерского учета, он ничем не может мне помочь.

Ответ мне не понравился. Я прекратила искать квартиру и решила на первую половину августа найти жилье при помощи Airbnb. Все мои вещи из Далласа лежали на заднем сидении машины. Шаткость ситуации вызывала у меня ощущение дискомфорта.

Мы заподозрили неладное, когда Майкл стал занимать деньги у подчиненных

Примерно в это же время Брюс сообщил мне о том, что отдал Майклу $50 тысяч из личных сбережений. И не только он. Примерно такую же сумму передал Майклу Бобби, тоже сотрудник отдела по работе с клиентами. 

Тревожный знак №8: Это очень нехорошо, если сооснователь компании занимает деньги у подчиненных

Майкл сказал Брюсу, что налоговая заморозила его офшорный счет за неуплату налогов, и все его активы будут арестованы до тех пор, пока он не явится в суд. Я удивилась, как он может настолько доверять Майклу, если они знакомы всего несколько месяцев?

Тревожный знак №9: Если у вашего сооснователя проблемы с законом, то стоит поискать работу в другой компании

В течение последующих недель напряжение росло. Оказалось, что разработчикам не платили с 15 июня. С 21 июля по 8 августа Майкл ежедневно говорил нам, что зарплата вот-вот придет. Первые несколько дней он ссылался на работу службы доставки UPS, которая должна была привезти банковские чеки. Затем он объявил, что UPS потеряла чеки и они были аннулированы, но он переведет нам деньги из своих собственных резервов. Для этого он попросил прислать ему номера наших банковских счетов.

Каждый день он якобы был в банке, перемещал средства с одних счетов, на другие и переводил их сотрудникам. Он назначал всё новые даты поступления денег, но они так и не наступили. В конце концов, он объявил о том, что деньги с его счета давно ушли, а мы не можем их получить из-за ошибки наших банков и нам следует разбираться с ними.

Но в то же время, мы должны были весь день проводить на работе, а иногда задерживаться допоздна. С каждым днем я слышала все новые обещания и узнавала о своем руководителе все новые нелицеприятные подробности.

Мы все с нетерпением ждали 31 июля, но ничего не произошло. У нас в команде было 15 сотрудников, которым не заплатили за месяц, трое, которым не заплатили за две недели и трое, которые не получили обещанные бонусы. С этих пор я начала требовать от Майкла и Чарли ответов — сперва устно, а затем и письменно, но это ни к чему не привело.

Я стала думать о том, как защитить себя. Тогда я решила обратиться в трудовую инспекцию с просьбой о проведении разбирательства. Я никогда не поступала так раньше, и это решение далось мне непросто. Но это был особый случай: я боролась за свои права как человек, который оставил в Техасе всю свою жизнь ради работы в этом стартапе.

Изучив законодательство, я узнала, что проведение разбирательства — это бесплатная процедура для бывших и ныне работающих сотрудников и это процесс, защищенный государством. Другими словами, работодатель не может уволить меня за проведение разбирательства и мне не нужно нанимать юриста.

Но тем не менее, я встретилась с братом моего друга, который раньше работал юристом. Я рассказала ему о ситуации, и он помог составить мне черновик письма к моим работодателям. Я хотела поговорить с ними по-человечески и выяснить, могу ли я получить заработанные деньги и остаться в компании, а если нет — то уйти и получить бонус и выходное пособие. Он выразил надежду, что письмо должно помочь, но в то же время посоветовал не обольщаться и быть готовой к любому исходу, ведь в Кремниевой долине подобные истории случаются сплошь и рядом.

А затем произошло еще одно нехорошее событие. Два потенциальных инвестора, чья денежная помощь могла бы помочь компании рассчитаться с сотрудниками, решили отказаться от выделения средств. Майкла это не обрадовало и он отправился в Нью-Йорк, размораживать свои деньги.

Поддельная квитанция

4 августа 2016 года все окончательно вышло из под контроля. В обед Майкл прислал каждому сотруднику письмо — PDF-квитанцию из банковской компании Wells Fargo. В моем письме он извинялся за задержку и обещал, что сегодня-завтра я получу зарплату за полмесяца и бонус.

Обратите внимание на места, выделенные желтым. А теперь посмотрите на это изображение, которое мы нашли в картинках Google, просто вбив запрос «квитанция Wells Fargo».

То, что вы видели — это отредактированная версия скриншота оригинальной квитанции Wells Fargo, которую руководитель компании отправил своим подчиненным. Квитанция была отправлена якобы юристом Майкла из Нью-Йорка. Но мне не удалось найти там ни одного законника по имени Бернард Фишман. 

На обоих изображениях совпадают даты, расположенные внизу, а так же последние цифры номера счета. Очевидно, что деньги на мой аккаунт так и не пришли.

Тревожный знак №10: Существует огромная моральная и юридическая разница между просрочкой платежа и спланированным обманом

И после этого случая события стали развиваться еще стремительнее. Когда обман всплыл, я предложила другим сотрудникам тоже обратиться в трудовую инспекцию. Адам и Деррен, друзья и коллеги из команды разработчиков, собрались увольняться и поделились своими соображениями с Джессикой.

Они думали, что могут ей доверять, ведь она сама неоднократно жаловалась на задержку зарплаты и грозилась рассказать о поведении наших сооснователей в соцсетях. Но внезапно она передумала, причем это произошло на следующий день после того, как она обратилась в трудовую инспекцию. Потом мы поняли, почему.

Брюс, тот самый коллега с которым мы быстро подружились, оказался «кротом» нашего руководителя. Он со всеми дружил, узнавал о настроениях в компании, а затем докладывал обо всем Майклу.

Так он узнал, что Адам и Деррен отказываются работать до тех пор, пока им не заплатят. Таким же образом он узнал о нашем обращении в трудовую инспекцию. Майкл грозился их уволить, но в конце концов, Чарли «позволил им уйти». Вскоре за ними последовала и я, но обо всем по порядку. 

Увольнение

Чарли и Майкл понимали, что рано или поздно им придется нам заплатить, иначе у них будут проблемы. Утром пятницы, 5 августа, все мы получили сообщение от Майкла:

 

Ребята, я сожалею о задержке зарплаты и за тот стресс, который испытывает каждый из вас. Мне кажется, всем нам нужно немного отдохнуть, поэтому я объявляю выходной. Увидимся в понедельник.

Я все равно решила пойти в офис, потому что мне было некуда идти. Сперва там было пусто, а затем со мной связались Адам и Деррен. Они приехали вместе с другими разработчиками. Мы разговаривали о ситуации, а затем решили позвонить Чарли.

Адам спросил его напрямую: есть ли у Майкла деньги, или нам стоит готовиться к худшему? Чарли попросил нас набраться терпения, хотя и признался, что был в курсе аферы с квитанциями из Wells Fargo. Кроме того, он рассказал, что вложил в компанию $200 тысяч, чтобы рассчитаться с сотрудниками в прошлом месяце. Говорил ли он правду? А на что тогда пошли деньги Брюса и Бобби?

В понедельник, 8 августа, мы получили еще одно письмо от Майкла:

 

Доброе утро. Мы все еще ждем получения кредита. Сегодня должны появиться новости, но они могут и задержаться. Пожалуйста, возьмите выходной и сегодня. После обеда я выйду на связь. Я сожалею о задержке и благодарю вас всех за терпение.

Тревожный знак №11: Ты не должен ходить на работу, если работодатель тебе не платит

И снова я решила отправиться в офис. Когда я пришла, там уже были Джессика, Том и сотрудники из отдела по работе с клиентами. Все они вели себя странно: шептались по углам и избегали смотреть мне в глаза. Они знали то, чего не знала я. И Чарли и Майкл были где-то снаружи. Они не ожидали, что я приду, а когда я обратилась к Чарли с просьбой о разговоре, он сказал, что у него нет новостей и мне лучше пойти домой и вернутся завтра.

На следующий день, 9 августа, я пришла на работу и обнаружила, что все объявили мне бойкот. Вскоре Майкл предложил поговорить. Мы вышли из офиса, и он выложил все карты. Оказывается, я виновата в том, что «пыталась убить компанию, настраивая команду против него и поощряя сотрудников обращаться в трудовую инспекцию». Более того, он обвинил меня и сказал, что я присваиваю себе результаты чужой работы, а сама ничего не делаю (тут постаралась Джессика).

Я спокойно ответила ему, что увольнение сотрудника за обращение в трудовую инспекцию в Калифорнии незаконно, и если он хочет уволить меня за неисполнение должностных обязанностей, то это его право. Но ему потребуется доказать мое бездействие, а у меня есть обратные доказательства. Поэтому ему в любом случае придется мне заплатить оклад, обещанный бонус и выходное пособие.

Хорошо, что я подстраховалась. Незадолго до развязки истории я сделала скриншоты панели задач в Trello (Джессика постоянно ее меняла, чтобы создать видимость того, что я ничего не делаю). Также я переслала себе каждое рабочее письмо, скриншот каждого пассивно-агрессивного комментария Джессики в Facebook, которые она по ошибке оставляла с корпоративной страницы компании, а затем удаляла (я была администратором и получала уведомления). У меня сохранились все копии писем, где Майкл обещает заплатить, и самый важный документ: поддельная квитанция из Wells Fargo.

Эта история помогла мне усвоить урок: всегда прикрывай свою задницу. Я забрала вещи и ушла. Дома я заполнила требование на получение выходного пособия.

Прошло уже три недели с тех пор как я уволилась. 18 августа Чарли прислал мне сообщение. Он сказал, что я могу забрать свой чек, а заодно вернуть рабочий ноутбук и ключи от офиса. Когда мы встретились, я подписала платежную квитанцию. Все цифры сошлись. За вычетом налогов я получила всю задолженность по зарплате, кроме бонуса и выходного пособия: за них мне еще предстояло побороться с Майклом в суде.

Я пошла на собеседование в другой стартап, но они не смогли предложить мне подходящий оклад. Поэтому я решила вернуться обратно в Техас.

Итог

Сегодня компания работает под другим именем (уже третьим за четыре месяца). Джессика теперь директор по маркетингу. Она по-прежнему публикует мемы на корпоративной странице в Facebook и присваивает себе мою работу. 22 августа Майкл уволил своего партнера и сооснователя Чарли. Он обвинил его в неудачах компании и неумении вести бизнес. Кроме того, он потратил все его деньги без видимого результата.

Я до сих пор жду решения трудовой инспекции и выплаты выходного пособия по итогам разбирательства. Я добьюсь своих денег.

Что касается Брюса и Бобби, то я не думаю, что им удастся вернуть деньги, которые они одолжили Майклу. И когда я в последний раз заглядывала на сайт компании, то увидела, что он удалил свою фотографию и поставил фото бульдога. Это напомнило мне о его странных комментариях по поводу анонимности в сети. Он не хотел, чтобы его имя ассоциировалось с брендом и нанял китайское агентство для поиска и удаления личных данных из интернета.

На его страницах в LinkedIn и в Facebook вместо реальных фотографий стоят картинки из фотостоков. Он — человек без лица. И мне любопытно, настоящее ли у него имя.

Тревожный знак №12: Если ваш руководитель прячет свое лицо и нанимает агентство для удаления информации из сети, то он что-то скрывает

Для человека естественно доверять другим, но проверять их слова. Некоторые могут спросить, зачем же я устроилась на работу в первое попавшееся место или продолжала работать там, несмотря на постоянное появление тревожных знаков. Я отвечу им вот что: я не сдавалась и верила, это тоже естественно.

Кремниевая долина подарила мне бесценный опыт. Там я встретила умных и талантливых людей, и я ни в коем случае не разочарована этим местом. И ни в коем случае не разочарована в людях. И я надеюсь, что вы не окажетесь в той же ситуации, через которую пришлось пройти мне.

Tags:

ТЕБЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Google меняет почту

То есть, это все еще Gmail, но вместо стандартного списка входящих приложение старается дать ...

Business Insider становится немецким

Немецкое издательство Axel Springer, которое выпускает более 150 наименований газет и журналов в более ...

Илон Маск и его компания озаботились проблемами пешеходов будущего

«Boring Company» Илона Маска показывает, как будет выглядеть транспорт и транспортная система в ближайшем ...

Выставка достижений яблочного хозяйства

Вчера вечером прошла очередная конференция для разработчиков Apple — WWDC-2015. Как и всегда, компания представила на ...

WOG предлагает пить кофе в «петриковских» стаканчиках ко Дню Независимости

Специально ко Дню Независимости компания WOG разработала лимитированную серию стаканов в стилистике «петриковской росписи». ...

Семья Труба и конфетная фабрика

Если все свое время и умение вы посвящаете производству традиционных кондитерских изделий, существует лишь ...