• 1 EUR = 29.83 грн.
  • 1 USD = 25.51 грн.
  • Пят 18.08.2017

Статьи

Странная история о восточноевропейских стартапах, разъяренных инвесторах и гибельной локальности

Странная история о восточноевропейских стартапах, разъяренных инвесторах и гибельной локальности
Бизнес и инновации

«"Американская мечта" — это то, что захватывает воображение каждого ИТ-предпринимателя. Америка — это самый крупный рынок в мире, где Facebook и Uber смогли привлечь более $1 миллиарда. Это многообещающее место, и оно манит многих. Однако всегда следует быть начеку, ведь мошенники не спят. Такие мошенники, как Якуб Костецки», — писал автор польского издания Plus Biznesu Давид Токарж.

В статье приводятся слова основателей семи польских стартапов, которые пожелали сохранить анонимность. Они утверждают, что их обманул Якуб Костецки — гражданин Польши, эмигрировавший в США. По его собственным словам, он бывший алкоголик, который восстанавливается от зависимости, и сейчас не может разглашать детали отношений своей фирмы с пострадавшими предпринимателями из-за подписанных договоров о неразглашении.

Якуб Костецки

По словам потерпевших, Костецки обещал им найти инвесторов и клиентов в Америке, однако забрал деньги и перестал выходить на связь. «Это очень странная история, которая так не характерна для Польши, где правительство заботится о стартапах: недавно для поддержки местной экосистемы был создан государственный фонд объемом €630 миллионов», — пишет автор TechCrunch Джон Биггс.

Однако несмотря на то, что многие предприниматели из Центральной и Восточной Европы знают, как работает механизм получения инвестиций в США, они все равно хотят заручиться поддержкой более компетентных специалистов. «Поэтому не удивительно, что такие консультанты, как Костецки, возникают сплошь и рядом, обещая предпринимателям золотые горы. В некоторых случаях им удается сдержать обещание. Но иногда недовольство всплывает на поверхность и локальная стартап-экосистема начинает бурлить — и обвинять», — пишет Биггс.

Эта история обнаруживает пределы терпения ИТ-предпринимателей, которые готовы на многое, чтобы преодолеть замкнутость своей собственной стартап-культуры. А также то, как коммуникация, гнев и договоры о неразглашении могут воплотиться в худший кошмар предпринимателя.

— Джон Биггс

Несколько тысяч

«Я потерял несколько тысяч долларов и уже свыкся с этим, — рассказывает один из предпринимателей, опрошенных Plus Biznesu. — Но я хочу придать дело огласке, чтобы предупредить других ИТ-предпринимателей, которые собираются вступать в такие же деловые отношения».

Все началось с того, что когда Костецки переехал в США, к нему стали обращаться знакомые, которые искали клиентов и инвесторов в Америке. Он согласился им помочь. Их отношения носили формальный характер, но постепенно основатели стартапов начали беспокоиться.

«В польском издании история освещается только с одной стороны. Если говорить в общем, их сотрудничество постепенно распалось, а когда Костецки перестали платить, то он пригрозил присвоить себе всю интеллектуальную собственность компании, созданную на территории США», — пишет автор TechCrunch.

 

Он угрожал, что украдет их торговые марки в Америке или же распустит слухи об их нечестности и непрофессионализме среди местных инвесторов, что уничтожит их бизнес в США.

Истории польских ИТ-предпринимателей отличались, однако по мнению автора TechCrunch, скорее всего у Костецки что-то пошло не так. Он оказался очень импульсивным человеком, а предприниматели, веря, что их одурачили, тоже сорвались. «В результате этой истории польское стартап-сообщество бурлило целую неделю. Но затем тема себя исчерпала», — отмечает Джон Биггс. 

По мнению автора TechCrunch, это типичная история, которая часто случается из-за недостаточной коммуникации, непонимания и туманных обещаний, которые стороны дают друг другу: «Это часть практически любой иностранной стартап-экосистемы, что я видел. Важный человек обещает одно, а локальным предпринимателям кажется другое, или они ждут, что произойдет чудо. Обещавший пробует, и либо терпит неудачу, либо эффект оказывается меньше, чем ожидали предприниматели. В большинстве случаев основатели стартапов списывают все на неудачу, а консультант извиняется. Но здесь предприниматели решили вмешать СМИ».

Факты

«Мы с партнером были знакомы с Костецки, — рассказывает один из пострадавших предпринимателей Саймон Кубицкий. — Я не думал, что сотрудничать с ним — это хорошая идея, но в конце концов, партнер меня убедил. Он заплатил Костецки залог в размере $500. Мы не заключали договор, но обменялись письмами, определили объем работы и размер вознаграждения».

По условиям соглашения, Костецки должен был найти потенциальных клиентов и предложить стратегию автоматизации продаж. В случае успеха, ему обещали процент с прибыли компании. «Мы отправили ему залог и презентацию. Мы терпеливо ждали результатов, но ничего не происходило. От него не было ни писем, ни звонков. А мой партнер верил, что однажды что-то да произойдет. В результате мы получили только один звонок от заинтересовавшегося клиента», — рассказывает Саймон Кубицкий.

Когда предприниматели попросили Костецки вернуть им деньги, он отказался и разозлился. «Якуб перешел на личности и сказал, что вернет деньги, но в этом случае все права на торговую марку в США останутся за ним. Также он объявил, что уже отправил производителям письма, проинформировав их, что теперь права на американский бренд принадлежат ему. Кроме того, он пригрозил опубликовать всю историю на платформе Medium, чтобы показать другим, как недостаток компетенции может привести к потере бренда», — сообщил предприниматель.

Ничего из этого не произошло, однако угроз было достаточно, чтобы успокоить большинство предпринимателей. Автор TechCrunch связался с Якубом Костецки и тот признал, что большая часть претензий предпринимателей оправдана, однако, по его мнению, они «сгущают краски»: «Среди того, что пишут — 90-95% соответствует фактам», — сказал он.

Сейчас Костецки живет вместе с семьей в штате Колорадо. Он избавился от наркотической и алкогольной зависимости после «нескольких лет депрессии из-за биполярного расстройства, запоя, незрелого поведения и всего того, что с этим связано», пишет автор TechCrunch.

«Он утверждает, что ИТ-предприниматели из Польши кажутся ему наивными, и он не боится указывать им на ошибки, а также помогать маленьким компаниям расти», — рассказывает Джон Биггс.

«Я никогда не обращался к компаниям напрямую. Люди сами приходили ко мне, и я давал им много бесплатных советов. Если они хотели больше, я внимательно изучал компании и отбирал интересные предложения. Я не давал рекламу, не зазывал людей и не делал из этого бизнес. Но если бы занялся, моя компания стала бы очень большой. Но я не получал удовольствия от того, чем занимаюсь и решил бросить это дело», — пояснил Якуб Костецки.

В качестве услуг он предлагал организовать воронку продаж и воронку привлечения инвестиций. «Я никогда не обещал им привести клиентов, хотя они, конечно же, со временем появились бы. Я им открыто говорил, что пассивные продажи в их случае не сработают. Но я верил, что они смогут добиться внимания инвесторов, если у них будет хороший продукт и команда. Я предлагал им только подготовить контент и информационные материалы, разослать их по инвесторам и связать с заинтересовавшимися», — рассказывает Костецки.

По словам консультанта, коммуникация прекращалась практически сразу, а предприниматели «пропадали с радаров» и переставали отвечать, или начинали злиться: «Один руководитель, с которым у нас не было договора, сказал мне, что сотрудник, который заплатил за мои услуги — уволился, а на его место приняли еще одного. И теперь я должен вернуть новичку деньги предшественника, если не собираюсь с ним работать. А когда я попросил его прислать любое формальное подтверждение своих слов, он мне не ответил», — утверждает Костецки.

Люди могут судить меня за мои поступки, но это правда. Все это произошло в непростые времена гипоманиакальных приступов и злоупотребления алкоголем. Разумеется, это все только моя вина, я не перекладываю ее на других. Но я единственный кормилец для семи человек, поэтому мне нужно было разобраться, как устроить все с логистической и юридической точки зрения.

— Якуб Костецки


Сегодня Костецки больше не работает с польскими стартапами. Он разбирается со своими проблемами — личными и юридическими: «Из-за того, что между нами не было договора, и тот парень был очень агрессивным, я решил воспользоваться его интеллектуальной собственностью. Я согласен, что поступил жестко, и готов понести за это ответственность», — сообщил он.

Стартапы помогают себе сами

По мнению автора TechCrunch, у небольших компаний из Центральной и Восточной Европы есть большие проблемы. Они связаны по рукам и ногам местным рынком, который хоть и позволяет им зарабатывать на жизнь, но лишает возможности получать столько же, сколько глобальные бренды, вроде Uber и Facebook.

«Вы можете создать лучший интернет-магазин в Хорватии, но если вы подумаете о расширении, то не сможете конкурировать с Amazon. Вы можете создать самую крупную в стране социальную сеть (в Польше такой стала Nasza-Klasa), но не сможете выйти в другие страны из-за Facebook», — пишет Джон Биггс.

Проще говоря, локальный рынок — это приманка в западню. Компания может получать кое-какие деньги, продавая товары и услуги на месте, но чем больше она к нему привязана, тем сложнее ей будет выйти на международный уровень: потому что акцент будет на локальных клиентах, а не на глобальных.

— Джон Биггс

По словам автора, лучший способ для локальной компании выйти на международной рынок — это самим открыть филиал в интересующей стране, причем делать это как можно быстрее: «Одна компания из Польши — Estimote — с ранних дней задумалась о присутствии в США и со временем это принесло ей дополнительные контракты, продажи и кадры. Все остальные поступали точно так же, начиная от музыкального сервиса Spotify, и заканчивая платежным гигантом Klarna. Но все это требует времени и денег», — отмечает он.

Якуб Костецки больше не сотрудничает с новыми компаниями из Польши. «Я перестал разговаривать о своих услугах с новыми компаниями. У меня осталось несколько старых клиентов, которые в курсе ситуации, но решили продолжать сотрудничество. Для меня это — подработка. Я никогда не думал о том, чтобы заниматься этим всерьез», — рассказывает он.

«Конечно, я допустил ошибку, сорвавшись на людей. Я извинился перед теми, кому причинил зло. Я был груб, но в этом не было злого умысла. В нашей ситуации не было ничего такого, что люди не могли бы решить, сев за стол переговоров», — заключает Якуб Костецки.

похожие публикации
КОММЕНТАРИИ К ПУБЛИКАЦИИ
САМОЕ СВЕЖЕЕ
полезная информация
Новости шоубизнеса от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Расписание кинотеатра Cinema Citi