Тот, который ушел сам

Один из пяти выходцев из Гарварда,помогавших строить крупнейшую в мире социальную сеть, входит в гастропаб всего за пару кварталов от общежития, в котором все началось. Горстка студентов и сотрудников, которые в этот холодный январский день вернулись в кампус, не проявляют заинтересованности и не узнают его. Взгляд хостес на нем не задерживается, она указывает ему на свободный столик, как и любому другому посетителю. Официантка разбивает ему сердце, объявляя, что рутбир здесь не подают.

«У меня действительно сложные отношения с Гарвардом», — говорит Эндрю МакКоллум, расправившись со своим блюдом. В 31 год он все еще похож на студента в джинсах, свитере на молнии и ярком шарфе. За годы обучения он несколько раз покидал Гарвард. Как бы то ни было, он всегда сюда возвращается. В конце концов, эта школа изменила его жизнь. «Определенно из Гарварда я вынес несколько поистине замечательных вещей. Я встретил Марка и Дастина, и остальных ребят из Facebook».

МакКоллум и Цукерберг подружились на занятиях по информатике, которые они посещали вместе. Эндрю был в числе тех, кто первым узнал о задумке Марка создать  TheFacebook, еще до запуска сайта 4 февраля 2004 года. Спустя год с небольшим, МакКоллум работал в команде основателей в Бостоне и Пало Альто, Калифорния. Так же, как Цукерберг и сооснователь соцсети Дастин Московиц, МакКоллум бросил учебу, чтобы с утра до ночи работать над стартапом.

А потом, в 2005 году, когда стало очевидно, что Facebook взлетит, Эндрю сделал немыслимое. Он ушел из Facebook, чтобы вернуться в колледж

Лучшую часть последовавшего за этим десятилетия, МакКоллум «не отсвечивал» и держался в стороне от кампуса. Он получил степень бакалавра компьютерных наук и магистра образования, путешествовал по 40 странам в год, инвестировал и работал в стартапах, оставаясь в тени. Скромный по натуре, как утверждают коллеги и друзья, МакКоллум держался подальше от прессы и в официальной истории Facebook удостоился лишь упоминания в сносках. Пару раз его вспомнили в медиа, а в книге «Эффект Facebook» о нем преимущественно говорят, как о парне «на фоне». Остальные студенты Гарварда записаны как сооснователи, но не Эндрю МакКоллум. И в фильме «Социальная сеть» он не появился.

В конце прошлого года МакКоллум решил засветиться. Он согласился стать СЕО Philo, четырехлетнего стримингового ТВ-сервиса, офис которого располагается всего в паре кварталов от кампуса Гарварда. В этот сервис было инвестировано почти $9 млн, а его основатели уже успели насладиться сравнениями с Facebook в прессе, ведь как и социальную сеть, Philo запустили два студента Гарварда для жителей кампуса.

С тех пор, как СЕО компании оказался «свидетелем Facebook», Philo все чаще стали называть наследником соцсети. А что, если они располагают инсайтами относительно стратегии, которая привела Facebook к успеху? Если Philo удастся выйти за рамки кампуса и заполучить более широкую аудиторию, от МакКоллума будут ждать строительства «следующего Facebook». А это именно то, от чего он так старательно уклонялся. Если же его стартап не взлетит, Эндрю запомнят как парня, который ушел.

В любом случае, новая роль подтолкнула МакКоллума рассказать немножечко больше о своей работе в Facebook и роли, которую он отыграл в истории становления гиганта.

Facebook-парень

Одинадцать лет назад МакКоллум получил сообщение от своего приятеля Марка, которое переписало остаток его жизни. «Эй, Эндрю, ты должен мне помочь с графикой, логотипом, иконками и прочим», — вот что получил МакКоллум. Одногрупники и раньше обсуждали компьютерные проекты и технологии, но теперь его призвали на помощь с последней идеей Цукерберга — TheFacebook. Была только одна проблема.

«Я ответил: Марк, я не совсем дизайнер. Я больше по информатике», — вспоминает МакКоллум. Однако, как многие затем узнали, Цукерберг был из тех, кто не принимает отказы. Эндрю узнал об этом немного раньше остальных. Он разработал логотип — это было смутное лицо из единиц и нулей. Пользователи называли его «Facebook-парень» до тех пор, пока спустя годы не открылось, что это было лицо Аль-Пачино. МакКаллум по сути стал первым дизайнером Facebook — и это лишь одна из множества ролей, которые он сыграл в истории стартапа. «Хотя мы даже слова такого не знали — стартап. В первый год существования мы называли Facebook проектом».

Оглядываясь назад, МакКоллум признает, что ничего особенного в дизайне логотипа или других графических элементов сайта не было: «Я просто делал то, что должно было быть сделано».

Когда Facebook распространился на только на Гарвард, но и на кампусы других университетов, Цукерберг решил перевести операционные задачи в Пало-Альто на лето — во-первых, чтобы находиться в эпицентре технологического мира, а во-вторых, потому что МакКоллум все-равно должен был туда поехать на стажировку в Electronic Arts. В юношестве МакКоллум мечтал стать разработчиком игр. Поэтому он пристрастился к программированию еще на стареньком компьютере в родительском доме, в курортном городке Сан Вэлли, штат Айдахо. Там он и познакомился с Бингом Гордоном, СЕО Electronic Arts, который приехал отдохнуть по соседству. Так МакКоллум и попал на стажировку мечты, которая в конечном итоге будет омрачена амбициями его друга. «Мы основали Facebook, когда были еще совсем юными студентами колледжа, — говорит МакКоллум. — Мы не знали, по крайней мере я не знал, чем хотим заниматься или кем хотим быть».

К тому времени Facebook переехал в свою первую штаб-квартиру в Калифорнии, которую показали и в фильме Дэвида Финчера. Здесь МакКоллум, Цукерберг, его сосед по комнате Дастин Московиц, а также еще два интерна из Гарварда просиживали дни и ночи. Еще один «сокамерник» Цукерберга, записанный как сооснователь, Крис Хаджис, провел лето во Франции, прежде чем стал спикером компании. Эдуардо Саверин, четвертый сооснователь и первый инвестор, оставался на восточном побережье, и между ними с Цукербергом постепенно назревал конфликт.

А МакКоллум был там, с Цукербергом и Московицем, с самого начала. Он был там, когда они случайно столкнулись на улице Пало Альто с Шоном Паркером и пригласили основателя Napster в Дом Facebook. Он сопровождал Цукерберга на встречах инвесторов, включая тот прославленный эпизод, когда парочка троллила один из самых влиятельных венчурных фондов Sequoia Capital.

«Я работал в Facebook и это был уникальный опыт. Но с другой стороны, я хотел закончить колледж — для меня это тоже было важно. Если бы я не ушел тогда, я бы не ушел никогда»

Как член команды маленького стартапа, МакКоллум участвовал в обсуждениях продукта и работал над любыми задачами по разработке и дизайну. Кроме того, много времени он посвящал работе над сторонним проектом Марка — Wirehog. Сервис был подключен к Facebook и был разработан для того, чтобы студенты могли делиться файлами с друзьями и получать доступ к этим файлам на разных компьютерах. Паркер, которому совсем не хотелось снова иметь дело с проблемами копирайта для обмена файлами, хотел убить проект. Но Цукерберг и МакКоллум продолжали над ним работать.

Спустя годы МакКоллум соглашается, что Wirehog «наверное, опередил свое время». Словно в подтверждение этой точки зрения, он вспоминает, что у Wirehog были разные секции для разных типов файлов, включая секцию защиты пароля под названием Lockbox. «Шон жил с нами в одном доме. Он посмотрел на это и сказал: «Знаете, что нам нужно сделать? Создать что-то под названием Dropbox и тогда файлы будут доступны там, где они нужны пользователю». «Он просто описал то, чем сегодня является Dropbox», — смеется МакКолум.

В 2005 году Wirehog все-таки закрыли, а Facebook продолжал расти. Цукерберг и МакКоллум решили вкладывать все свое время и энергию в социальную сеть, но вскоре МакКоллум заявил, что ему пора вернуться в Гарвард. «Я работал в Facebook и это был уникальный опыт. Но с другой стороны, я хотел закончить колледж — для меня это тоже было важно. Если бы я не ушел тогда, я бы не ушел никогда», — пояснил он.

МакКоллум и сооснователь Philo Туан Хо

Его решение, признает Эндрю, поддержало и руководство. Все-таки Facebook всегда был продуктом Цукерберга, как он и написал на сайте в день его запуска. «Хотя Facebook — совместный проект, он отражал видение Марка. И это здорово. Но я всегда знал, что буду работать над чем-то, где смогу реализовать собственное видение», — говорит МакКоллум.

В поисках The Next Big Thing

Когда будущий партнер по бизнесу Дейн Хартабайз впервые встретил МакКоллума в 2008 году, бывший «фейсбукер» жил в маленькой квартире в Остине почти без мебели. Он закончил Гарвард за год до этого и начал обозревать технологическую сцену в поисках новых перспектив. Парочка быстро сдружилась, но о том, что Эндрю — выходец из первоначальной команды Facebook, Хартабайз узнал лишь спустя месяц.

«Никогда бы не подумал», — признается Дейн. Позже он понял, что не только МакКоллум, но и все «отцы-основатели» Facebook предпочитают минимализм уюту в его традиционном понимании: «Все, кого я встречал оттуда, включая Марка, принадлежат к категории людей, которые делают дела. Материальные прелести для них на самом деле не столь важны».

Как бы то ни было, стремление МакКоллума не раскрывать свою принадлежность к первоначальной команде Facebook, по меньшей мере, удивляет. Хаджес ушел из Facebook в 2007 году, чтобы работать в кампании Барака Обамы, а затем купил The New Republic. Саверин, который подал иск против Facebook, официально получил статус сооснователя в начале 2009 года стал одним из персонажей фильма «Социальная сеть». Московиц ушел из Facebook в 2008-м, мечтая построить собственную компанию — такую же большую, как и соцсеть Цукерберга. А Цукерберг остался Цукербергом.

«Я стараюсь не светиться на радарах. Я не очень то люблю быть на свету. И избегать всего этого мне вроде как удается», — говорит МакКоллум. Следующий год он провел, работая с Хартабайзом над стартапом Jobspice (инструмент для построение хороших резюме), снова-таки не привлекая к себе внимания. Затем он вернулся в Гарвард, в этот раз за степенью магистра, затем  поработал в двух венчурных фирмах и в итоге решил искать идею для своего собственного Facebook.

На сайте Jobspice, который сегодня вполне эффективно работает без персонала, МакКоллум все еще записан как «сооснователь Facebook». В медиа же он упоминается по-разному — иногда как сооснователь, иногда как член первой команды, а иногда как рядовой сотрудник Facebook. И хотя социальная сеть официально опускает имя МакКоллума в списке сооснователей, первые сотрудники его причастности не отрицают.

Шестой по счету сотрудник Facebook Эзра Каллахан сравнивает МакКоллума по важности с Хаджесом. «Я знал, что Крис и Эндрю были вовлечены с самого начала, но они не были того же типа, что Марк и Дастин. Они не управляли стратегией и не погружались в проект так же глубоко. Но, думаю, каждый, кто занимался разработкой, понимал, насколько важным было участие Эндрю», — написал он по email.

Остальные сотрудники тех дней, с которыми мы говорили, сошлись на том, что в раннем Facebook не было четкого распределения ролей — все просто делали то, что могли. Такая позиция и у самого МакКоллума. «Моя должность в Facebook чаще всего называлась «главная рок-звезда». Это говорит само за себя — так уж мы тогда относились к должностям, — говорит он. — Я в это не вникал. Мне это было не интересно. Надеюсь, работа, которую я делал в Facebook, важна сама по себе».

Трое из четырех сооснователей Facebook после ухода из компании станут миллиардерами благодаря долям, которые они имеют. Хаджес — четвертый — не сильно отстает. Первые сотрудники, которые пришли после МакКоллума, также заработали десятки миллионов. МакКоллум избегает разговоров о его финансовой ситуации, но на основании нашего разговора можно сделать вывод, что деньги не имеют для него большой важности.

«Я рассматриваю свою жизнь «после Facebook» как огромную свободу выбора и возможность заниматься тем, чем я хочу. Я могу быть очень придирчивым», — сказал он. На вопрос, что мотивирует его, Патрика Чанга и членов совета Philo, которые работали с ним в New Enterprise Associates (NEA), МакКолум отвечает: «Определенно, это больше не финансы».

Цукерберг тестирует Philo, который в 2011 году назывался Tivli

Чанг пригласил МакКоллума присоединиться к NEA в 2011 году в надежде, что тот воспользуется возможностью «разведать, что его действительно вдохновляет, и посвятит этому свою карьеру». В этой роли МакКоллум инвестировал в примерно 20 компаний и работал с такими зычными именами как Pulse, который затем купил LinkedIn. Но в конце концов он сам присоединился к стартапу. Но не к тому, который нашел через фонд или в своих постоянных путешествиях. Он нашел Philo так же, как и Facebook — через гарвардского студента.

Смена канала

Заканчивая магистратуру в Гарварде, МакКоллум посещал предпринимательские вечера со студентами и выпускниками в кампусе. Однажды на одной из таких вечеринок он заметил студента, которого совсем не интересовало происходящее вокруг. Он тестировал какую-то систему, которая оказалась новым стриминговым ТВ-сервисом.

«Эндрю посмотрел на нее и сказал: Это интересно. Над чем ты работаешь?», — вспоминает Туан Хо, сооснователь Philo, который тогда еще назывался Tivli. Как и в истории с Facebook, основатели Philo не собирались строить из своего сервиса компанию. Они хотели построить инструмент для себя, чтобы стримить передачи в кампусе. Однако вскоре сервисом заинтересовались не только студенты, но и сотрудники университета. И тогда стало понятно, что у Philo есть потенциал двигаться дальше и выйти за пределы Гарварда. «Эндрю тогда испытал дежа вю», — говорит Хо.

Поначалу МакКоллум выступал в роли ментора для стартапа, а затем стал его партнером. Как и в Facebook, МакКоллум помогал команде Philo разрабатывать стратегию, он нашел сотрудников, включая СЕО, который возглавлял компанию до него самого. И даже убедил Цукерберга посетить команду в 2011 году. Лидеры Philo долго пытались уговорить МакКоллума возглавить компанию. В конце концов он согласился.

«Когда я впервые услышал про Philo, я влюбился в идею, компанию, потенциал. С тех пор, как я ушел из Facebook, я так долго искал проект, который мне бы действительно понравился. И Philo оказался тем самым проектом», — говорит МакКоллум.

В отличие от другого стримингового стартапа Aereo, Philo успешно ведет переговоры с такими крупными сетями как HBO, которые очень заинтересованы студенческой аудиторией. Но развитие и управление этими партнерствами и конкуренция с сильными игроками вроде Sling TV — это очень растянутый во времени экзамен, который покажет, насколько сильны лидерские качества и видение МакКоллума.

«Я думаю, он эволюционировал как лидер с тех самых пор, как мы познакомились, — вспоминает бывший партнер МакКоллума по бизнесу Хартабайз. — В Facebook он был скорее технарем, но работа в NEA и Flybridgе действительно помогли ему понять, как делать бизнес».

«Естественно, мне чрезвычайно посчастливилось быть частью Facebook, и это открыло передо мной все возможные двери», — говорит МакКоллум, прежде чем добавить, что принадлежность к «отцам-основателям» чего-то большого порождает у публики завышенные ожидания. Но он не возражает: «Если люди ждут от меня и Philo больших свершений, я очень этому рад».Когда мы возвращаемся с ланча в офис Philo, МакКоллум входит в маленькую тускло освещенную комнату (это не его кабинет, «я вообще не фанат кабинетов») и усаживается за ноутбуком. Эндрю МакКоллум до сих пор уютнее всего чувствует себя в сиянии экрана компьютера за работой, которую ему нужно сделать.

Сет Фигерман, Mashable


Tags:

ТЕБЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Пристрою віртуальної реальності довелося навчитися розпізнавати ялинки

Тим, хто на Різдво отримав під ялинку пристрій віртуальної реальності Oculus, певно, що схочеться приміряти його прямо там на місці.

Регулярные походы в музей снизили смертность среди британских стариков

Пожилые люди живут дольше, если увлекаются искусством - ходят в театры и музеи. Причем, по оценкам британских ученых, чем чаще они это делают, тем ниже среди них смертность.

В США изобрели летающий робот-пылесос

Американский инженер превратил робот-пылесос в трехвинтовой дрон-уборщик, способный перелетать через препятствия на своем пути, а также перемещаться между этажами.